напитки
Показать полную версию?ДаНет
Город

Зачем Брянщине профсоюзы

Интервью с председателем Федерации профсоюзов Брянской области

Зачем Брянщине профсоюзы
855
0
13 Октября 2016, 18:00
Раздел Стиль жизни
Во Всемирный день действий профсоюзов «За достойный труд!» «Ремарка» встретилась с председателем Федерации профсоюзов Брянской области Ольгой Поляковой. Обсудили, что представляют собой постсоветские профсоюзы, какие проблемы они решают, и что мешает их работе.
Ремарка: Что представляет из себя структурно Федерация профсоюзов?
Ольга Полякова: Структурно система профсоюзов осталась той же, что и в советские годы. На предприятии или организации создается первичная профсоюзная организация, которая, в свою очередь,  входит в областную организацию того или иного отраслевого профсоюза. Деятельность последних на уровне региона координирует Федерация профсоюзов области. А вот на уровне России все территориальные и отраслевые организации профсоюзов объединяет Федерация Независимых Профсоюзов России, которую возглавляет Михаил Викторович Шмаков.
Р: Какова численность Федерации профсоюзов Брянской области?
О.П.: В нашем регионе насчитывается  свыше 100 тысяч членов профсоюзов, интересы которых представляют 15 отраслевых организаций профсоюзов и ряд первичных профсоюзов, не имеющих на Брянщине своих отраслевых областных объединений. Например, у нас в области давно распалась региональная организация профсоюза работников легкой промышленности, но остались ее первички. Одна из них - на ОАО «Силуэт», расположенном в Карачеве. Решением своего выборного профоргана, то есть профкома, эта профорганизация выходит напрямую на Федерацию профсоюзов области.
Р: Насколько независимы сейчас профсоюзы?
О. П.: Федеральный закон «О профсоюзах, их правах и гарантиях деятельности» запрещает вмешательство органов власти в нашу деятельность. Профсоюзы не подотчетны ни работодателям, ни государству. Однако есть и другая сторона дела: все мы живем в одном большом обществе и в нем абсолютно независимым быть невозможно. Члены профсоюзов - это работники предприятий, а потому их связывают с работодателем производственные отношения. Случается, что работодатель понуждает работников выйти из профсоюза, более того, пользуясь сложным экономическим положением в регионе, непростой ситуацией на рынке труда, целенаправленно разваливает первичку. Уверена, такое происходит от непонимания самой деятельности профсоюзов.
Р: Давление власти не ощущается?
О.П.: Да, в России органы власти иногда довлеют над работодателями и профсоюзами, случались судебные разбирательства, но не в Брянской области. Считаю, что любой конфликт всегда можно предупредить, ведь  договориться гораздо лучше в кабинете, нежели на улице. Для этого профсоюзы и развивают систему  социального партнерства, которая призвана учитывать интересы всех его сторон. В нашем регионе взаимодействие социальных партнеров осуществляется в том числе в рамках трехсторонних комиссий по регулированию социально-трудовых отношений. Замечу, переговорами можно решить гораздо больше вопросов, чем митингами или забастовками.
Р: Сейчас наблюдается странный тренд, губернаторы вступают в профсоюзы. Зачем?
О.П.: Тренд замечательный. Те губернаторы, что выбирают профсоюз,  лишний раз доказывают собственную состоятельность как руководители, и то, что они стоят на стороне человека труда.
Р: Каковы основные проблемы, с которыми приходится сталкиваться профсоюзам?
О.П.: Прежде всего, это исполнение трудового законодательства. Например, в рамках Всемирного дня действий трехсторонняя комиссия обсудила вопрос индексации заработной платы. Увы, в большинстве случаев предприятия ее не проводят, несмотря на рост потребительских цен. В Брянской области он составил 13,2 процента.
Подобное нарушение случается, даже если обязательство индексировать зарплату прописано в коллективном договоре. В таком случае первичный профсоюз может обратиться и в госинспекцию по труду, и в прокуратуру.
Свое бездействие работодатели объясняют тяжелым состоянием экономики в стране. Однако по некоторым предприятиям мы заметили рост производства, соответственно, должны быть и доходы, которые можно пустить на повышение зарплат работникам.
Р: Удалось чего-то добиться?
О.П.: Проблему подняли на региональный уровень, даст ли это какие-то результаты, посмотрим в конце года.
Нас часто укоряют в бездействии, говорят, что мы не ходим на митинги. Во-первых, на митинги мы периодически выходим. Во-вторых, выходят ли на них сами рабочие? Когда мы звали на митинг 1 мая, все пошли на огороды.
Р: Быть может, первомайский митинг не воспринимают серьезно? Может, люди охотнее отозвались бы, если бы митинг собирался по какой-то конкретной проблеме?
О.П.: Сначала надо пробовать договориться. Нам ведь не надо такого, как во Франции. Люди вроде бы вышли на мирную демонстрацию, но потом к ним присоединились еще участники разного плана, и митинг вылился в беспорядки.
В России и менталитет другой. Если за рубежом люди готовы проявлять активность, то у нас профсоюзы когда-то были частью госмашины, и люди относятся к ним как к варианту получить льготы, путевки, какие-то выплаты. Брать готовы все, а когда дело доходит до реальных действий, то порой председатель профкома остается один на один с проблемой.
Р: Какие еще методы защиты прав рабочих вы используете?
О.П.: Федерация профсоюзов по Брянской области  по многим направлениям взаимодействует с Управлением государственной службы по труду и занятости населения области, с Госинспекцией труда в Брянской области, прокуратурой Брянской области.
Формы  сотрудничества разные: от участия в совместных проверках предприятий и организаций на предмет соблюдения трудового законодательства, проведения совместных семинаров, до участия  в расследовании несчастных случаев на производстве, даже если на нем нет профсоюза.
Р: Как часто проходят такие проверки?
О.П.: Городские - раз в квартал. Недавно, например, проверяли Бежицкий и Центральный универмаги.  Кроме этого, мы работаем с жалобами работников. Если поступило сообщение – разбираемся, при необходимости выезжаем на проверку.
Р: Как боретесь с серыми зарплатами?
О.П.: У нас есть горячая линия. При поступлении на нее жалоб мы составляем акт о правонарушении и направляем его в Управление по труду и занятости. Но в последнее время подобных обращений от граждан все меньше. Наверное, из-за кризиса люди очень боятся потерять работу.
Когда спрашиваешь работодателей, почему в их организации нет профсоюза, отвечают: «У нас все хорошо». Но чем будут защищены работники, когда станет плохо?
Коллективные договоры  сегодня заключены только в 13 % предприятий региона, но в 95 % предприятий, имеющих профсоюзные организации. О чем это говорит? О том, что инструментом защиты человека труда пользуются те, кто понимает его значимость, кто знает Трудовой Кодекс.
Р: Разве коллективный договор исключает проблему выплат в конвертах?
О.П.: Да, коллективный договор может заключаться формально, для галочки. Но это вопрос к тем, кто такой документ подписывает. Если одной из его сторон является профком, то он ответственен за действенность коллективного договора перед работниками. Люди платят взносы профсоюзной организации и при нарушении коллективного договора непременно спросят с председателя профсоюза, в чем дело и почему это происходит. Этим  они мотивируют председателя следить за порядком. В том числе, с привлечением надзирающих органов. Совет трудового коллектива, не имеющий законных полномочий контролировать исполнение трудового законодательства, в прокуратуру не пойдет,  а профсоюзная организация пойдет.
Р: Федерация профсоюзов взаимодействует с политическими партиями?
О.П.: У нас давно заключено соглашение с «Единой Россией» как на региональном, так и всероссийском уровне. Мы вместе пытаемся решить общие проблемы. Многие представители профсоюзов вошли в Госдуму от партии «Единая Россия».
Также создана партия «Союз труда» на основе профсоюзов России, она не участвовала в федеральных выборах, так как не прошла все процедуры в Центральной Избирательной комиссии, однако активно участвовала в региональных выборах в некоторых субъектах РФ.
Р: Насколько сильны в нашей области правозащитные организации? Сотрудничаете с ними?
О.П.: Пока что правозащитники к нам не обращались, но точки соприкосновения в нашей деятельности есть, поэтому мы всегда готовы к совместной работе.
Р: Проводится ли какая-то работа по информированию общества о деятельности Федерации профсоюзов помимо ведения официального сайта?
О.П.: Сейчас мы пытаемся использовать социальные сети, так как в профсоюзных организациях много молодежи. На 1 мая раздавали листовки, рассказывали о себе на профильной профориентационной смене. Планируем выезжать в школы, чтобы ребята с детства знали, что такое профсоюз и для чего он нужен.
Мы понимаем, что на многих предприятиях нет профорганизаций, поэтому на трехсторонней региональной комиссии предложили проводить в районах Дни социального партнерства. Это будут встречи с представителями работников и работодателей, на которых мы будем рассказывать о своей деятельности в регионе и о действующем социальном партнерстве.
Есть такое понятие - органайзинг. Оно подразумевает под собой выход в народ, общение с работниками предприятий, на которых еще нет профсоюзных организаций. Практика сложилась в Англии, когда профсоюзы были запрещены. Органайзинг уже практикуется в некоторых регионах России, надеюсь, приживется и у нас, так как не все работодатели готовы впустить нас на свое предприятие для беседы с работниками.
 Особенно сложно работать с крупными организациями всероссийского и международного уровня. Их владельцы часто препятствуют созданию первичек. Бывает, в рамках какой-то акции все-таки удается создать профсоюзную организацию, но существует она, как правило, недолго. В случае с транснациональными компаниями появляются дополнительные затруднения в связи с разным трудовым законодательством в разных странах.
Работодатель также может создавать корпоративные профсоюзы, которые в нашу Федерацию не входят. То есть эти первички сплачивают работников, прививают им командный дух, мотивируют работать, но не отстаивают права сотрудников, и тем более не выступают за них в судах.
Р: Есть ли какие-то результаты, которые уже можно «пощупать»?
О.П.: Результативность наших действий отображается таким показателем, как экономическая эффективность. За 2015 год она составила около 119 млн. рублей. Так же каждая первичка подсчитывает экономическую эффективность коллективного договора, то есть денежный максимум, который работник может получить в рамках этого соглашения.
Федерация профсоюзов в 2015 году подала более 187 документов в суд, устранила более 300 нарушений трудового законодательства, осуществила 726 проверок в Брянской области.
Р: Как работнику стать членом профсоюза, если на его предприятии нет первички?
О.П.: Он должен найти как минимум двух единомышленников и обратиться в отраслевую профсоюзную организацию, где ему все объяснят и помогут с документами. Потом первичка ставится на учет в отраслевом профсоюзе, а работодатель получает уведомление от соответствующих органов о создании первички.
Если нет отраслевой организации, то люди могут обратиться к нам в Федерацию профсоюзов области, где им тоже во всем помогут.
Р: Какие обязанности накладываются на члена профсоюза?
О.П.: Они указываются в уставах отраслевых профсоюзов. Одной из них является уплата членских взносов. Как правило, они составляют 1 % от зарплаты. Можно сказать, что работники нанимают профсоюзную организацию представлять их интересы.
Р: Какова динамика вовлеченности людей в профсоюзную деятельность? 
О.П.: С одной стороны все больше людей понимает, что добиваться чего-то легче вместе с единомышленниками, что надо строить гражданское общество. С другой стороны усилились опасения выступать против работодателя. Возможно, это связано с неблагоприятной экономической обстановкой в стране. И все-таки можно сказать, что система профсоюзов потихоньку, шаг за шагом продвигается вперед.
Версия для печати
Комментарии к статье
Администрация сайта имеет право:

изменять или удалять комментарии, нарушающие правила сайта.

Яндекс.Метрика