напитки
Показать полную версию?ДаНет
Город

«Там чудеса, там леший бродит...»

Брянский театр кукол в людях

2041
0
21 Марта 2016, 18:00
Уютная осень

В 2003 году 21 марта официально признано Международным днем кукольника. Накануне наш корреспондент посетил Театр кукол, чтобы узнать, кто развлекает детвору Брянщины.

«Все чудесатее и чудесатее»

23 июня 2015 года правительство Брянской области объединило ТЮЗ и Театр кукол в Брянский областной театр для детей и юношества. Кукольники переехали в здание ТЮЗа и заняли Малую сцену. Надежде Даниловской, директору ТЮЗа, пришлось взять под свое крыло еще одну труппу.

Уже на входе в бывший ТЮЗ вас встречает кукла, повешенная в рамке на стену. Далее, будто стражи, куклы поджидают у лестницы и ведут вас до самого входа в театральный зал. А там льются веселые песни детства из советских мультфильмов и сказок, дети то качаются в такт музыки, то хлопают и выкрикивают вместе с фонограммой: «Бу! Ра! Ти! Но!»

Малышей рассаживают преимущественно вперед, родители ‒ с краю или на задних рядах, чтобы не загораживать вид главным зрителям. Самым маленьким подкладывают на седушку пуфик.

Наконец, меркнет свет, и сцена наполняется вкрадчивым шепотом, словно духи призывают Пушкина. А вот и он, и его кот, диктующий новую сказку. Не с лукоморского ли дуба?

В динамиках шумят волны, авторы растворяются, начинается сказка о рыбаке и золотой рыбке…

Режиссер не стал строго придерживаться канона и поставил спектакль по-современному, с юмором, с волшебной музыкой, а порой и пугающей. Одной маме пришлось даже забрать дочь к себе на задний ряд, потому что девочке сидеть одной стало страшно.

Спектакль заканчивается под громкие рукоплескания и крики «браво!». Но помимо благодарности зрителей, актеры получают и корзинку с презентами. Народный артист России Иосиф Камышев поздравляет кукольников от лица всех сотрудников Драмтеатра с профессиональным днем.

‒ Нам даже завидно, что у вас есть отдельный праздник, ‒ смеется он. ‒ Я считаю ваш театр самым главным, ведь с него все начинается. Если вы привьете детям любовь к театру, то они потом пойдут в ТЮЗ, потом в Драматический театр.

Напоследок артист пожелал кукольникам поскорей обрести собственный дом.

«Мы ‒ нормальные люди»

‒ Все зовут меня Света.

‒ Какое подходящее имя.

‒ Да, художник по свету Света. Работаю уже 30 лет. Работу обожаю. За удовольствие еще и платят, ‒ мягко, с улыбкой рассказывает Светлана. ‒ Сначала работала здесь администратором, потом перешла на эту должность. Если мы куда-то выезжаем, я все оборудование демонтирую и везу с собой. Я – самоучка. Еще в детстве радио ремонтировала. В доме электричество сама себе провожу. У меня папа был электриком, и еще в детстве всему научил. Вот, все эти пульты самодельные.

С аппаратурой у театра худо-бедно. Если в прежнем театре кукол был свет и внешний, и внутри сцены, и снеговая машина, и прочая техника, с которой было по силам устроить зрелищный спектакль, то теперь все это никак не применить. Оборудование осталось, но пользоваться им не позволяют условия. Даже верхние декорации не повесить.

Поначалу был совсем выездной вариант: повесили два фонаря, ни кулис, ни толковой сцены. Позже сцену приподняли, появились кулисы, сделали какой-никакой свет. И все же кукольники способны показать далеко не все сказки из своего репертуара. К примеру, дети лишились «Аленького цветочка» и «Царевны-лягушки». Новые спектакли, конечно, ставят с учетом сложившихся обстоятельств. Выходит неплохо, но все же, как сказали бы в кино, бюджетный вариант.

Несмотря на свалившиеся на кукольников беды, они остаются достаточно светлыми и дружными людьми.

‒ Егор у нас является еще и помощником режиссера, ‒ говорит Наталья Исаева про коллегу. ‒ Он берет на себя многие вещи, которые незаметны зрителю, но решают проблемы актеров. Чтобы реквизит был полностью сделан так, как следует. Если гвоздик не на своем месте и неудобно, Егор доделает до идеала.

Егор Краев отучился в Нижнетагильском училище при театре кукол, там же и работал. Однажды к ним приехал ставить свой спектакль Акинин Павел Валентинович, так и подружились. Спустя какое-то время Акинин стал главным режиссером Брянского Театра кукол. Егор предложил работать вместе, получил «добро» и переехал в Брянск.

‒ А Наташа у нас ‒ перфекционист, ‒ представляет Исаева Наталью Громыкину, которую трудно уговорить рассказать что-то о себе.

‒ Училась в Питере. Очень увлекающийся человек. Все, ‒ быстро проговаривает она.

‒ У нее папа художник со званием, ‒ выдает тезка, ‒ от него и унаследовала любовь к живописи. А еще она вяжет, шьет одежду нашим артистам, даже пальто. Все, чем не займется, старается довести до конца.

Нехотя Наталья Громыкина все же отвечает на ряд вопросов. Оказалось, что артистка участвует и в ярмарках-выставках прикладного искусства, про которые «Ремарка» недавно писала. А вот картины только дарит и не хочет показывать широкой публике.

Наталья Исаева тоже старается не замыкаться в рамках театра кукол. В 2013 году сыграла одну из главных ролей в фильме Ларисы Садиловой «Она» и на этом останавливаться не собирается.

Садилова заметила Наталью еще на банкете, на который были приглашены супруги Исаевы по случаю премьеры фильма «Сынок». В ней снимался Исаев, он же подбил жену к участию в кастинге кинокартины «Она». Теперь Наталья надеется участвовать в съемках восьмисерийного фильма, которые скоро планирует начать Лариса Садилова.

‒ Больше ничего про кино не скажу, боюсь сглазить. Удача в жизни артиста – это очень многое, ‒ замечает Наталья. ‒ Как и трудолюбие, конечно. В Театре кукол мы можем над мелочью биться час.

Наталья Исаева имеет звание «Заслуженный артист Российской Федерации». Окончила Днепропетровское училище с красным дипломом, после чего получила 13 приглашений от режиссеров из разных городов. Самым убедительным оказался Яков Менделевич Мер. С тех пор Наталья беспрерывно работает в брянском кукольном театре.

‒ Дважды приглашали в Драматический, но я Театру кукол отдала 30 лет. Это мой театр, ‒ заявляет Наталья.

Родину артистка навещает практически каждый год.

‒ Родилась на Украине, в городе Никополе.

‒ По-прежнему «на»?

‒ Да. Для меня Украина вообще остается прежней. Те вещи, которые там сейчас происходят, до моего мозга не доходят, не хочу их воспринимать. Днепропетровская область, слава Богу, ‒ не ДНР, там все спокойно.

Иван Песнев тоже не коренной брянец, приехал из Нижнего Новгорода 4 года назад. В родном городе был академический театр кукол, но в нем устраивали только ширмовые спектакли – классические. В Брянске простора для фантазии больше. Когда Иван вернулся из армии, его ожидал неприятный сюрприз: кукольников лишили дома.

В театр Ивана привела гитара. Научившись играть три основных аккорда, он начал писать тексты, экспериментировать с музыкой. Сразу передумал идти в кадетское училище, пошел в театральное.

‒ Я не рассчитывал, что театр будет постоянным местом работы, ‒ откровенно признается Иван. ‒ В театр привели наивные мысли о том, что я стану известным артистом, попаду в кино, обрету какие-то средства и благодаря ним стану популярным рок-музыкантом.

В музыке Иван – самоучка. До всего, за исключением первых трех гитарных аккордов, доходил сам. Сейчас осваивает барабанную установку. Писать тексты перестал. На вопрос «почему?», пожимает плечами и бросает:

‒ Вырос, наверное.

Иван хотел бы состояться как музыкант, но пока считает, что не достиг того уровня, когда можно сколачивать группу и выступать в барах.

Елена Сафронова работает в Брянском театре кукол 29 лет, как и Наталья Исаева, имеет почетное звание «Заслуженный артист РФ» и красный диплом театрального училища, только Горьковского, ныне Нижегородское.

‒ У нас были хорошие преподаватели: Бунатян Рузанна Вандиковна, Копылов Юрий Михайлович, ‒ поэтому мне больше никуда не хочется.

‒ Не тревожит конкуренция с 3D-фильмами?

‒ Это все мертвое, а дети любят живое. Как бы родители не подключали их к планшетам, телефонам, детям хочется чуда.

Вспоминаю магическую игру света, волшебную музыку ‒ действительно, чудо. Несравнимое с плоским экраном, пусть и с претензиями на объемность.

Елена Сафронова и Наталья Громыкина. Из архива театра

‒ Как-то журналист спросил меня: вы дома в куклы играете? ‒ с обидой вспоминает Елена. ‒ Я говорю, у гинеколога вы тоже спрашиваете, что он делает дома? У меня муж, сын, я после работы занимаюсь хозяйством. Мы, кукольники, часто ходим и на другие театральные представления: в Драмтеатр, ТЮЗ. Много читаем развивающей литературы. Мы ‒ нормальные люди.

‒ Кто же в этом сомневается?

‒ Существует такое мнение, ‒ вмешивается Наталья Исаева, ‒ что артисты театра кукол – это дети, которые все играют в куклы. К нам многие несерьезно относятся, пока не приходят и не посмотрят.

‒ В других театрах, бывает, увидишь таких артистов, что язык не повернется сказать: ты все еще играешь в куколки, ‒ подхватывает Песнев. ‒ Он тогда из тебя куколку сделает.

‒ Вот недавно приезжал Белгородский театр кукол, показывали «Историю солдата». На сцену вышли мужчины: один метра два ростом, полтора в плечах, и другой не на много меньше. Даже театралы ахнули. А люди представляют кукольника как низенького, нескладного человечка, который прячется за ширмой.

«Общественности на Театр кукол плевать»

Коллектив Брянского Театра кукол раньше часто ездил по гастролям, участвовал в различных фестивалях. Были и в Грузии, и в Прибалтике, и в Беларуси, изъездили всю Украину, выступали в Москве, Питере и во многих других российских городах. Репертуар обогащался на 3-4 спектакля ежегодно. С 2000 года разъездов заметно поубавилось, коллектив больше гастролировал по области.

В 2010 году главным режиссером стал Акинин Павел Валентинович. С ним театр снова ожил. Акинин привлек в театр молодых: Егора Краева, Ивана Песнева, Екатерину Рейфман, Ксению Трухину, Марию Вопилину. Известные старые сказки режиссер старается изложить по-своему, и они пользуются успехом. На «Три поросенка» всегда аншлаг. Акинин прислушивается и к предложениям актеров, но последнее слово, конечно, за режиссером. Предыдущий же ‒ Яков Менделевич Мер ‒ ругал за малейшее своеволие, хоть слово вставь лишнее. При Акинине участились и поездки на фестивали.

Впрочем, кукольники недолго радовались. Где-то через три года после смены режиссера начались проблемы с финансированием, помещением. Здание вдруг признали варийным, коллектив год мыкался по площадкам, по области, пока его, наконец, не подселили к тюзовцам.

‒ У нас в Брянске полно аварийных зданий, ‒ возмущается Егор Краев, ‒ которые при этом функционируют. Сейчас оно пустует и реально аварийное, потому что срезали трубу. Все отсырело, потолок осыпался. Сейчас мы полностью на самоокупаемости, нет доступа к фестивалям.

Последний выезд состоялся осенью 2015 года, в Белгороде показывали «Розовую даму». Теперь только область: школы, детские сады. Пока одна группа выступает где-то в области, другая работает стационарно. На всю Брянщину работает 10 кукловодов, обездоленных, зажатых в тесные финансовые рамки.

‒ Еще совсем недавно департамент культуры выдавал деньги на 4 новых спектакля в год, ‒ делится Егор. ‒ Сейчас ‒ на два, но на те средства на самом деле и один сложно поставить. Приходится выходить из положения. Одни декорации использовать в нескольких спектаклях.

Спектакли бывают разные. При открытом приеме зритель видит и кукловода, и куклу, при ширмовом ‒ люди прячутся. Самый сложный, наверное, «черный кабинет». На черном фоне работают люди в темной одежде, даже лица занавешены тканью. При помощи света акцент делается на кукле, и кукольника практически не замечают.

Отличаются и куклы. Одни ‒ перчаточные, обычно их используют в ширмовых спектаклях, другие ‒ тростевые, третьи ‒ марионетки на ниточках, а есть и в рост человека. Работа кукольника не так проста, как может показаться. Попробуйте-ка час простоять с поднятой рукой да еще и ловко орудовать ею.

Куклы и костюмы к ним делают в специально оборудованных цехах. Это долгий и трудный процесс. К сожалению, увидеть его не удалось. У сотрудников был выходной. Кукольники же отдыхают по понедельникам, если на него не придется какой-нибудь праздник. Ведь в выходной людям хочется куда-то сходить развлечься.

‒ Когда я выхожу в новогодний отпуск, я не могу ни с кем тусоваться, потому что все из отпуска выходят, ‒ говорит Егор.

С зарплатами, признаются артисты, тоже туго. Бывает, и задерживают. С отдельным помещением пока неясно: власти обещали построить новое, но оно требует куда больше вложений, нежели реставрация старого. К тому же художественному училищу в 90-х обещали то же, а оно до сих пор ютится в стенах ТЮЗа, только вывеска поменялась. Его так же коснулась оптимизация, и училище объединили с Музыкальным колледжем.

‒ У нас есть петиция на change.org, ‒ вспоминает Наталья Громыкина.‒ Подписалось 700 с небольшим человек.

‒ Около двухсот не имеют к Брянску никакого отношения: коллеги, сочувствующие, ‒ сердито начинает Егор. ‒ По факту, общественности города Брянска плевать, где Театр кукол показывает спектакли, насколько качественный продукт мы даем их детям. Им только важно то, что есть куда сдать ребенка на сорок минут. Как памятник дельфинам поставили, все ‒ поднялся хай, решили вопрос. Но это ведь не та проблема, ради которой стоит на баррикаду лезть.

‒ Люди просто боятся браться за сложное дело, ‒ высказывает свое мнение Песнев. ‒ Здесь серьезная проблема, здесь разбираться надо.

‒ Может, мало кто знает о вашей проблеме?

‒ Да весь Брянск знает! Я захожу в магазин, спрашивают: как там, здание не вернули? Такси вызвал: ты из кукольного, как у вас там?

Егор пожимает плечами:

‒ Приходится ставить простенькие спектакли.

Но Наталья Исаева уверенно заявляет:

‒ Считайте меня дурочкой, но я верю, что лучшее время театра еще впереди.

Подраздел: Люди
Рубрика: арт-пространство
Темы: дети лучшие материалы 2016 года театр
Места: Брянский областной театр для детей и юношества
Комментарии к статье
Администрация сайта имеет право:

изменять или удалять комментарии, нарушающие правила сайта.

Яндекс.Метрика