напитки
Показать полную версию?ДаНет
Город

Эдуард Амбарцумян: «Самое трудное - начать»

Интервью с руководителем Брянского симфонического оркестра

Эдуард Амбарцумян: «Самое трудное - начать»
2967
0
17 Октября 2016, 18:10
Брянский симфонический оркестр – бренд Брянска, а его художественный руководитель и главный дирижер Эдуард Борисович Амбарцумян – заслуженный артист РФ. Вместе с оркестром он провел более трехсот концертов в городах Франции и Бельгии, их знают в Македонии, Белоруссии и Армении. Эдуард Борисович занесен в мировую антологию «Имена XXI века».
Ремарка: Полжизни вы провели в Ереване. Могли бы рассказать о том, каким он был и что изменилось?
Эдуард Амбарцумян: Армения в моей душе и памяти всегда останется как Родина, а мой любимый город — Ереван. При Советском Союзе велась консервативная политика, а сейчас страна развивается.
После распада СССР Армения попала в экономическую блокаду со стороны Азербайджана и Турции. Не имела практически никаких коммуникаций с Россией. Дороги шли через Грузию, а там тоже было неспокойно.
Почти два года, с 91-го по 93-й, Армения жила в блокаде, в том числе энергетической. Не было ни тепла, ни света. Приходилось каждый день 12 километров пешком тащить дрова. Газ давали на час-два, чтобы люди могли что-то сварить поесть.
Я работал в трех местах, чтобы прокормить семью, но все равно получал мало — мог позволить себе 2 килограмма сливочного масла. А в 88-м у меня уже был маленький сын, который сейчас играет на контрабасе, 3-4 годика ему тогда было.
Когда я приехал в Брянск, я первым делом купил банку сметаны, которую к тому времени уже 4 года не видел.
Р: Каким тогда вы увидели Брянск?
Э.А.: Сперва я подумал: «Куда я попал»? Да, свет, тепло было, но после столицы не чувствовался город. Я не понимал, в городе или в селе нахожусь. А еще повсюду кто-то что-то продавал. Где ему было удобно, там и торговал. Рынки совершенно не контролировались.
На работе всем давали талоны на водку, она тогда стоила 500 рублей. Всем членам семьи, в том числе и детям, была положена бутылка водки в месяц (смеется). Я талоны никогда не использовал. Соседи просили, я говорю, да, пожалуйста, возьмите, мне это не надо.
Р: Как вышло, что вы приехали к брату в незнакомый Брянск, и вас потом пригласили возглавить оркестр?
Э.А.: Я просто гулял по городу и зашел в филармонию. Там репетировал оркестр. Впечатление сложилось не очень хорошее: игра больше походила на художественную самодеятельность, чем на оркестр. Состоялся разговор с Владимиром Ивановичем Севченковым, начальником Управления культуры г. Брянска. Он сказал, если я смогу собрать хороший профессиональный оркестр, то добро пожаловать.
Чуть позже я познакомился с директором Драмтеатра, которому требовался музыкальный руководитель. Я подумал, уже две работы есть, надо посоветоваться с женой.
Честно говоря, мы поначалу хотели просто переждать плохие времена и вернуться в Армению. Но было многое сделано, и это обязало остаться здесь.
Р: Вам неоднократно предлагали работу в других городах и даже странах. Вы остались в Брянске из чувства долга?
Э.А.: Если я что-то начинаю делать, то делаю до конца. Характер такой. Самое трудное – это начать.
Р: Глава Брянска Александр Хлиманков назвал вас «образцом патриотизма». Как относитесь к такому титулу?
Э.А.: Национальная идея строится только на патриотизме. Сегодня нас окружают недруги, поэтому необходимо найти в себе силы, чтобы вынести ту критику, которая льется на Россию. Мы должны понимать, что от каждого из нас зависит будущее страны.
Р: Где вы служили, и какие воспоминания остались с армии?
Э.А.: Я служил в Кирово-Чепецке — закрытом городе в километрах сорока от Кирова. Там был градообразующий химзавод, сейчас он выпускает минеральные удобрения. Служил начальником клуба в музвзводе стройбата. Хотел пойти в десантники, здоровья хватало, но почему-то не взяли. Может, не внушал доверия, не знаю (смеется).
Стройбат советского образца — эта та же самая колония общего режима, но так хорошо я нигде не жил. У меня был свой маленький оркестр, и еще мне дали комсомольское задание играть в ресторане. Каждый день я получал 45 рублей, когда зарплату многим платили по сто рублей. В месяц выходило около тысячи рублей, тогда бизнесмены такие деньги получали. Когда я вернулся домой, пришлось заново адаптироваться к скромной жизни.
В Киро-Чепецке было очень мало музыкантов. В ресторане играл сын Горкома партии, и у них не было пианиста. И вот я почти каждый вечер в гражданской одежде играл на пианино.
После окончания срока службы предлагали оставаться, но я же должен был учиться. Перед армией я поступил в училище.
Р: Ваши дети тоже музыканты. Вы их направляли или они сами выбрали профессию?
Э.А.: Профессию трудно выбрать, но талантливые люди сразу находят свою дорогу. И я четко понимал, что смогу дать больше детям, если они станут музыкантами. К тому же я считаю, что моя работа — самая лучшая. Мне предлагали работать директором. Сидеть весь день в кабинете? Никогда в жизни! Это такая скука.
Р: Можете вспомнить лучший зал, в котором доводилось играть?
Э.А.: Я считал таким зал Московской консерватории, но этим летом был в Легнице, в Польше. Там нам оказали честь выступить первыми в реконструированном зале. По акустике это был королевский зал, мы были в восторге.
Р: А какой был наиболее благоприятным год для вашего оркестра?
Э.А.: В 2011 году мы, наконец, официально создали большой симфонический оркестр и сделали большой прорыв — закупили много отличных инструментов. Это больше никогда не случится. Одна флейта из чистого серебра стоила по курсу тех лет больше 10 тысяч евро! Можно, конечно, купить флейту за 30 тысяч рублей, но звучать она будет иначе.
Брянский симфонический оркестр
Брянский симфонический оркестр
Р: Есть ли в Брянске здание, подходящее для Дома музыки?
Э.А.: В ДК БМЗ хороший акустический зал, но он требует много вложений, чтобы выглядеть как центр культуры. Концертный зал «Дружбы» тоже подходит. Его просто оборудовать надо правильно. Когда проводили ремонт и из зала убрали кресла, задники, кулисы, то игра оркестра так звучала, что об этом только мечтать можно. Все эти тряпки на сцене, дешевые материалы, из которых сделан зал, поглощают звук. Должно быть дерево. Или хотя бы купить ракушку, которая закрывает все кулисы, как в европейских залах. На время концерта собирается, потом разбирается.
Р: Известный пианист Борис Березовский однажды выразился, что дирижер играет незначительную роль в концерте. Музыканты и без того знают, как играть, и смотрят на ноты, а не на палочку. Чтобы вы ему ответили?
Э.А.: Если вы были на концерте 12 октября, то ощутили разницу между игрой оркестра до антракта и после. Первую часть дирижировал молодой француз, мне пришлось заменить его, чтобы не испортить репутацию оркестра.
Р: Помимо классической музыки слушаете что-нибудь еще?
Э.А.: Слушаю зарубежную поп-музыку, рок и американский джаз. Из поп-музыки, например, песни Майкла Джексона очень люблю. Нравится творчество Игоря Талькова, а вообще российскую попсу считаю низкопробной музыкой. Эту сферу захватили люди, которую не пускают талантливых ребят. В ресторанах Москвы такие музыканты порой играют, что диву даешься. Российский же рок и джаз — это пока подражание зарубежному.
Р: Вы как-то снимались в кулинарном шоу «СУП». Любите готовить?
Э.А.: Да, очень.
Р: Какие у вас любимые блюда?
Э.А.: Мясо. Если я хотя бы кусочек мяса не съем, то я словно бы и вовсе не ел, неживой.
Р: Есть еще какие-нибудь пристрастия, увлечения?
Э.А.: Я люблю спорт, но сейчас возраст уже не тот, чтобы бегать.
Р: Сейчас и пенсионеры бегают.
Э.А.: Я все делаю на износ. Когда в последний раз играл в футбол, то потом неделю не мог встать (смеется). Играю в волейбол, стреляю из лука, с сорока метров иногда попадаю в центр.
Р: Я знаю, что вы еще любите армянские и еврейские анекдоты.
Э.А.: Да, это самые острые анекдоты.
Р: Могли бы рассказать один из них?
Э.А.: У «Армянского радио» спрашивают, чем отличается аккумулятор от еврея. Отвечают: у аккумулятора есть хоть один плюс (смеется).
Версия для печати
Комментарии к статье
Warning: Illegal string offset 'avatar' in /home/global67/public_html/remarka.city/site/tpl/templates_c/8be0a9b912e706f83249f6eb4a86d96d3c71b2fc.file.comments.tpl.php on line 35
>
Администрация сайта имеет право:

изменять или удалять комментарии, нарушающие правила сайта.

Яндекс.Метрика