напитки
Показать полную версию?ДаНет
Бизнес

Татьяна Сбитнева: «Как потопаешь, так и слопаешь»

Кто помогает брянским старикам

Татьяна Сбитнева: «Как потопаешь, так и слопаешь»
2430
0
06 Декабря 2016, 10:00
Раздел Стиль жизни
Служба ухода за больными и престарелыми людьми «Забота» — пример пока еще редкого на Брянщине социального предпринимательства. Учредители молодой организации Олеся Артемова и Татьяна Сбитнева поделились с «Ремаркой» своим опытом.
Ремарка: Как к вам пришла идея заняться социальным уходом?
Татьяна Сбитнева: У меня с молодости была тяга к медицине, но работала то администратором, то замдиректора. Потом заболел ребенок, и я не могла днями сидеть в офисе. По объявлению нашла бабушку, которой требовался простой уход на бытовом уровне, и устроилась сиделкой. Мне всегда было жалко стариков. Я им сумочки помогаю нести, уколы по дворам хожу делать.
Татьяна Сбитнева
Татьяна Сбитнева
Когда здоровье моей подопечной ухудшилось, работы добавилось, пришлось и памперсы менять, но не бросать же бабушку. Я многое почерпнула из Интернета, смотрела, ходила на соответствующие курсы. Теперь умею и уколы колоть, и перевязки делать, и в лекарствах разбираюсь.
По итогам конкурса «Социальный предприниматель-2016» ООО «Социальная служба «Забота» наградили за лучший проект в сфере оказания услуг людям с ограниченными возможностями.
Поднабравшись опыта, нанялась присматривать еще за одной бабушкой, потом начала ходить к трем сразу. Сарафанное радио разнесло обо мне весть, и вскоре у меня разрывался телефон от звонков. И тогда мы с сестрой задумали собственный бизнес.
Олеся Артемова: Я работала частным юристом, но потом ушла на три года в декрет и растеряла клиентов. На оклад сходила на пару собеседований, но поняла, что не смогу найти общего языка с директорами. Я со всеми ругаюсь, не могу работать под кем-то.
Когда матери мужа потребовался уход, Таня была занята, и я столкнулась с тем, что не так-то просто найти сиделку. Однажды в разговоре с Таней родилась идея социальной службы. Полгода я не решалась браться за нее, предлагала Тане создать кадровое агентство. Потом что-то щелкнуло в голове, и мы с сестрой за выходные набросали бизнес-план, а в понедельник помчались его реализовывать.
Олеся Артемова
Олеся Артемова
Т.С.: Олеся предлагала мне одной этим заняться, но я не люблю бумажную волокиту. А так у нас отлично само собой распределились обязанности. Я консультирую, обучаю сиделок, Олеся занимается бумагами. Бухгалтерия — на нашей знакомой, которая ушла в декрет и работает дистанционно.
О.А.: Сейчас набираем сиделок, проверяем их. Если подходят, приставляем к бабушке. Обычно за одной сиделкой закреплен один клиент. График разный: сидят как несколько часов, так и целые сутки, а то и вовсе с проживанием с клиенткой. Выезжаем присматривать за людьми и в больницы. Есть девочка, которая оказывает парикмахерские услуги, делает педикюр и тому подобное. Старики ведь порой не могут даже спуститься до парикмахерской, сидят в квартирах безвылазно.
Р: Как вы проверяете сиделок?
О.А.: Поначалу смотрим на внешний облик. Если человек неопрятен, вряд ли он сможет за кем-то ухаживать. То же касается и здоровья. Порой бабуля сама еле ходит и порывается стать сиделкой. Иногда людям хватает наглости прийти на собеседование даже с душком перегара. Если чуем запах табака, тоже отказываем.
Не берем глупых людей. Из общения с некоторыми претендентами на вакансию складывается впечатление, что они кончали только три класса. Обращаем внимание на внутрисемейные отношения. Если у человека масса проблем, кредиты висят, то он будет работать из отчаяния, а не по велению души.
Если человек по всем параметрам подходит, то посылаем его на медицинское обследование. Некоторые клиенты требуют и наличие у сиделки санитарной книжки.
Стараемся за неделю побывать у каждого клиента. Смотрим, как за ним ухаживают, общаемся, а то и подарками радуем. У одной бабушки дочь живет в Петропавловске-Камчатском. Делаем для нее фото- и видеоотчеты, что холодильник не пустует, еда готовится, уход соответствующий.
Т.С.: Отдельная категория у нас — люди с медицинским образованием, сертификатами. Обычным сиделкам уколы и прочие медицинские манипуляции делать запрещено.
О.А.: Они занимаются санитарным уходом. Как сказала одна из клиенток, сиделка — это нянечка для бабушки.
Р: Как вы взаимодействуете с больницами?
Т.С.: Вешаем объявления на сайтах, в больницах. Руководство больницы обычно нам радо, ведь санитарок в отделениях, как правило, две или около того. Осуществлять полноценный уход за всеми пациентами они не могут. Есть, конечно, санитарки, которые воспринимают нас как конкурентов.
О.А.: У них там свой Клондайк (усмехается). Но даже если вы заплатите санитарке, она все равно обязана обходить все отделение. Просто к вам заглядывать будет чаще. А наша сиделка постоянно рядом с клиентом за те же деньги.
Р: С какими еще трудностями столкнулись?
Т.С.: С персоналом. Они были, есть и будут. Из десятка выбираешь пару. Многие приходят, не имея совершенно никаких навыков. Просто им что-то в голову стукнуло вдруг: «Пойду в сиделки». Мы хотели открыть курсы по уходу за стариками и больными, но желающих обучаться мало. Хотя на них могли бы ходить не только сиделки, но и родственники престарелых. Приходится обучать по одному. Я готова даже бесплатно с человеком побеседовать.
О.А.: Встречаются безответственные люди. На работу устроятся, а на следующий день к человеку не выезжают. Еще и телефон отключат. Поэтому первый день каждого нового работника для нас волнителен. Сейчас, правда, полегче, образовался проверенный костяк из тридцати человек, еще 97 — в резерве. Когда поступает новая заявка, смотрим, кто свободен, кто живет ближе к клиенту, и звоним. Есть и черный список.
А еще люди плохо знают свои права. Если они не могут по состоянию здоровья выехать в больницу, врачи сами должны к ним приезжать. Но этого можно добиться только после того, как сделаешь им втык: отправишь сиделку в больницу поскандалить.
Р: Какие люди в основном приходят трудоустраиваться?
Т.С.: Женщины лет за 45. Впрочем, есть и 70 лет, но при этом она выглядит шикарно. Еще одна бабушка тех же лет осуществляет за клиенткой круглосуточный уход, то есть с проживанием.
О.А.: Мы многим даже зарплату привозим, потому что самим сотрудникам прийти за ней некогда. К нам ведь обращаются обычно, когда старикам становится совсем плохо и они требует к себе максимум внимания.
Р: Чувствуете ли вы в себе какие-нибудь перемены в связи с погружением в новое для себя дело?
Т.С.: У нас планов громадье. Если сначала 5 бабушек было, то теперь 30, а хотим дорасти до 50. А в плане характера я сердобольнее, наверное, стала.
О.А.: Я сама по себе мягкий человек, с сиделками обычно сюсюкаюсь. Говорю Тане: я — хороший директор, а ты будешь плохим директором (смеется). Она просто по характеру жестче. Но сейчас некоторые моменты меня просто выводят из себя, и приходится быть тоже жестче.
Р: Планируете ли вы расширить поле деятельности?
О.А.: У нас мечта открыть дом престарелых. Я уже и место присмотрела — в Толвинке. Там живописно, тихо и от города недалеко. И хотелось бы развить уже действующее направление — сдавать в аренду средства реабилитации в большем масштабе. Сейчас у нас костылей да ходунков по одной единице, инвалидных колясок — четыре, но они постоянно заняты. А ведь в городе больше нигде средства реабилитации в аренду не дают. Мы были бы рады, если б нам кто-то и б/у вещи принес. Мы бы подарили нуждающимся.
Р: Насколько тяжело начать свое дело? Чтобы вы изменили в действующей системе?
О.А.: Для меня это уже далеко не первый опыт, поэтому особых проблем не испытывала. Налоги бы уменьшила для социальных предпринимателей. Какие-то льготы существуют, но незначительные.
Что на самом деле помогает, так это бизнес-инкубатор. Мы три года можем снимать полностью обустроенный офис по существенно заниженной цене. При этом месторасположение удобное: в центре города, около дороги, на первом этаже.
Самое сложное — зарегистрировать юридическое лицо. Юстицию надо брать напористо, назойливо, чуть ли не жить в их офисе. Я как-то открывала некоммерческую автошколу и содрала текст устава у другой автошколы, открывшейся двумя месяцами раньше. Мне пришел отказ в регистрации с целым листом замечаний. Причем нигде не указывают, что конкретно не соответствует требованиям действующего законодательства. И объяснить мне, почему 2 месяца назад такой же устав прошел регистрацию, мне тоже не смогли. Пришлось брать измором.
Р: Бизнес — это ад?
О.А.: Наоборот, ты имеешь свое личное время.
Т.С.: Тут можно судить двояко. Нам еще только полгода, всего третий месяц получаем прибыль. Сотрудников и клиентов мало, всех знаешь в лицо, все контролируешь. Когда клиентов станет сто-двести, я не представляю, как мы будем справляться.
О.А.: На предпринимателе лежит огромная ответственность.
Р: Вернулись бы на оклад?
О.А.: Нет, я хочу сама распоряжаться своим временем. За все время был только один директор, с которым мне удавалось ладить.
Т.С.: Нет, я занимаюсь тем, что мне интересно. И в бизнесе знаешь: как потопаешь, так и слопаешь. Это стимулирует работать качественно, пусть дело и не приносит баснословных денег. И потом приятно слышать от клиентов благодарности. Я всегда говорю: звоните в любое время дня и ночи, я всегда рада вас слышать.
Версия для печати
Комментарии к статье
Администрация сайта имеет право:

изменять или удалять комментарии, нарушающие правила сайта.

Яндекс.Метрика